lillyho: (читательница)
[personal profile] lillyho
- Ты слышал всё, Бони? Вылезай из-под кресла. Ты правильно сделал, что туда юркнул от Софии. И что ты на это скажешь?
Вальяжный камышовый кот выбрался из-под кресла, вскочил на руки к хозяйке и стал вылизывать себе спину.
– Думаешь это правильно, что я пообещала вмешаться в дела обучения Послушниц?
Кот прервал своё излюбленное занятие и посмотрел прямо в глаза хозяйке, а потом вдруг суетливо стал лизать переднюю лапу и умываться.

– Ну, если ты настаиваешь. Но тогда мне необходимо спуститься в хранилище тер'ангриалов. Надо подготовиться к занятию и проверить, как работает Талант у этого Дитя. Иди к Рину. Если хочешь есть – он тебя покормит. Я буду сегодня занята. Так и передай ему. Но не вздумай его посвящать в тонкости... С тебя станется.
Кот спрыгнул с колен хозяйки и, задрав хвост трубой, степенно удалился в отверстие во входной двери покоев, специально прорезанное для него.
***

После обеда выдалось немного свободного времени, и Мэрайя предавалась блаженству: она, сидя на софе, гладила и почесывала пузико своему любимцу – камышовому коту Бони. Кот, развалившись рядом на спине, выворачивался в разные стороны. Кот громко мурлыкал на все возможные лады и даже как-то похрюкивал от удовольствия.
– Ну что ты хрюкаешь? Разве приличные коты хрюкают? Приличные коты красиво и громко мурчат. А не хрюкают, как ты. – Ласково приговаривала разнежившаяся от этих волшебных звуков, исходящих из кошачьего горла, Мэрайя. Вдруг Бони перевернулся на живот, приподнял голову.
– Что, она идёт? Ишь, какая нетерпеливая. Ага, пришла и не решается войти. Ну, пусть себе потопчется у двери, Принятым это полезно. А уж Послушницам – тем более.
И Мэрайя огладила Бони от кончика ушей до кончика хвоста по всему хребту.
– 
Ну  да,  в Башне для всех секрет, кроме членов Совета Башни, что я являюсь Восседающей от Коричневой айя.  Её ожидание может служить раскрытием моей тайны, ты считаешь?  Есть какие-то причины, почему это её не надо томить у дверей?Есть какие-то причины, почему это её не надо томить у дверей? Ты же знаешь это обычная практика сестер, привлечённых к обучению. Ааа, я поняла: эта девочка тебе понравилась... Я знаю ты – ловелас отменный. И что, что она тебя слышит? Она что ли первая? Тебя многие слышат. Если, конечно, ты им позволяешь. Только вот в разговоры ты обычно ни с кем не вступаешь.
И только услыхав стук в дверь, Мэрайя сказала Бони:
– Ладно, я пойду открою дверь, а ты постарайся уж тут... – И, встав с софы, Мэрайя вышла в прихожую своих покоев и громко пригласила:
– Войдите, дверь не заперта.
Эльсия вошла и поприветствовала Мерайю, как и положено Послушнице, явившейся на занятия к Айз Седай.
– И с тобой да пребудет Свет, Дитя. – Ответила ей хозяйка покоев и взяла записку, которую ей протянула Послушница. Внимательно изучив записку от Наставницы Послушниц, она сложила её в несколько раз и спрятала в поясной кошель.
– Ну что ж, Эльсия, у тебя две рекомендации ко мне. Это меня обязывает уделить тебе внимание и побеседовать с тобой. Проходи, садись вот в это кресло. – И Мэрайя указала на кресло, стоящее рядом с софой. – И рассказывай, почему у тебя эти две рекомендации?

– Две рекомендации? Переспросила Эльсия. Это, наверно, София Седай дала мне рекомендацию, мы вчера с ней занимались определением моего Таланта.
– Да, одна рекомендация от Софии Седай. А вторая, как ты думаешь, от кого?
– От Маэль Седай, я думаю. Мне в библиотеке после обеда дежурная передала записку от неё и велела отнести эту записку вам.
– Записка и в самом деле от Наставницы послушниц. Но в её содержимом ты не упомянута.
– Не упомянута. – Эхом в замешательстве повторила Эльсия. – Тогда я не знаю...
– А Бони, значит, не в счёт, дитя по-твоему? – Весёлые огоньки заплясали в глазах Мэрайи, глядя на девушку, которая с абсолютно прямой спиной сидела в кресле боясь пошевелиться. – Его рекомендация, не в обиду Софии Седай будет сказано – самая главная.
– Бони дал рекомендацию? Я не понимаю... Это такая шутка, да?

– Что: похоже на сказку про говорящего кота на золотой цепи у дуба? – Улыбаясь, спросила Мэрайя. – Это не сказка. И кот не говорящий. Но у нас с ним сродство с самого его детства.
Мы с Рином как-то остановились на отдых в лесу, и нашли в кустах маленького котёнка камышового кота. Он умирал. Собственно Рин сказал, что он уже мёртв. А он зашевелился, пискнул и забился в предсмертных судорогах. И глядя на это, я не задумываясь прибегла к Источнику, что бы спасти эту кроху. Мы его покормили, а потом отправились в путь дальше. А на следующем привале он был обнаружен в моей седельной сумке. Мы его выпустили, покормили и отнесли в кусты подальше. Только на следующем привале он опять каким-то образом оказался уже в седельной сумке Рина. Рин его извлёк, хотел уже отнести подальше, только я вдруг почувствовала, словно кто-то стучится у меня где-то внутри и говорит, что он всё равно будет с нами, где бы мы ни были. Рин, кстати, почувствовал это тоже. Так Бони остался с нами. Так было, Бони? Я всё правильно рассказала?

Кот подошёл по софе к Мэрайе и улёгся ей на колени, демонстрируя свои права на это самое лучшее в мире место под солнцем. Правда было ещё одно место, даже лучше этого – шея и плечи Мэрайи, на котором можно прекрасно разлечься воротником. Но такого Бони себе не позволял даже в присутствии Рина.
– А тебя он почувствовал, когда ты его впервые поприветствовала. Он тебе ответил, но ты это сразу не почувствовала. Он умеет ставить барьер. Все коты умеют ставить барьер. И собаки, и лошади. Я подозреваю, что все звери, умеют закрывать свой разум, от посторонних. А человек – не умеет. – Мэрайя, гладя кота по спине, продолжила:
Когда ты начала его кормить рыбой, я это сразу почувствовала. Когда ЕМУ надо – он позволяет мне ощущать то, что и он сам. Остальное дополнила София Седай... А теперь, расскажи мне поподробнее о своём Таланте, который вы обнаружили у тебя вчера с Софией Седай.
– София Седай вчера предложила мне выпить подкрепляющего отвара из кружки-тер'ангриала. Я смогла, как утверждает София Седай, определить тер'ангриал второго типа. Я почувствовала, как он сформирован.. И как им пользоваться.
– Да именно об этом мне и рассказала вчера София Седай. – Подтвердила рассказ Эльсии Коричневая сестра. – И добавила. – Ты не против, если мы продолжим определять твои возможности и немного исследуем твой Талант?
– Конечно же нет.– В голосе у Эльсии даже проявились нотки нетерпения.

– Дитя, никогда не спеши с ответом, даже если ты уверенна, что он правдив. Я не просто так, задала тебе этот вопрос. – С этими словами Мэрайя извлекла из объёмного поясного кошеля ай’дам.
Эльсия, увидев ай’ дам, изменилась в лице и со страхом и отчаянием уставилась на Коричневую сестру.
– Не пугайся, Дитя, – поспешила успокоить Мэрайя Послушницу. – Я знаю, что хорошо тебе известен этот тер'ангриал. Именно поэтому я предлагаю продолжить исследование твоего Таланта на известном тебе тер'ангриале. Но если ты против...
*
Я должна преодолеть свой страх... То, что было, уже никогда ко мне не вернётся.*
И приосанившись и как бы стряхнув посетившую её волну страха, шончанка протянула руку и взяла в неё ай’дам за браслет. Цепочка с ошейником при этом свободно повисла.
– Я могу попробовать застегнуть на себе браслет? – Спросила Эльсия.
– Конечно, можешь, – ответила Айз Седай, а сама на всякий случай открылась Источнику.
На удивление Эльсии, она без труда смогла открыть браслет, и он легко защёлкнулся у неё на левом запястье.
– Фалринда Седай мне говорила, что тоже могла бы быть сул’дам. Выходит и я теперь тоже. – С удивлением сделала вывод Эльсия. – Я что же уж теперь не смогу стать дамани?
И с этими словами Эльсия расстегнула ошейник и поднесла его к шее. И услыхав, характерный щелчок у себя на шее под косой она потеряла сознание.

Очнулась Эльсия в мягком кресле у открытого окна. На её коленях, слегка выпуская когти, топтался Бони. *
Ну что, горная кошка, ты в порядке?* – Услыхала она внутри себя.
*
Да со мной всё хорошо, Бони*.
*
Ну вот... а то всё господин, да господин. Мы же с тобой одной крови... Древней крови.*
Подошла Мэрай и подала серебряный кубок с горячим чаем подслащённым мёдом.
– Выпей, Дитя. И пока ты будешь пить и приходить в себя, я попробую объяснить, что произошло, и как я это всё понимаю.
Ай’дам – это искаженный Порчей Тёмного тер‘ангриал, формирующий Принуждение. Любая женщина, имеющая навыки работать с Источником может без труда защёлкнуть на себе и ту, и другую часть айдама. С той разницей, что у женщин, ещё не обученных работать с Саидар, обычно защёлкивается сразу только ошейник. А у женщин с сильной природной искрой – только браслет. Ай’дам формирует связь двух женщин и они могут направлять обе. Только вот снять с себя ошейник даже умеющая направлять не может. А вот браслет снимается легко. Ты сама создала конфликт связей в тер’ангриале, надев обе его части, и потеряла сознание. Я сняла с тебя закольцованный ай’дам очень быстро. Проверила щупом Искательства, ты абсолютно здорова. Только напугана сильно. Но, думаю, Бони тебя полечит от испуга.

Заметив, что Эльсия успокоилась и выпила весь чай, Мэрайя забрала у неё и кубок поставила на подоконник.
– Ну, что ты теперь скажешь по поводу ай’дама?
– Вы поняли всё правильно, Мэрайя Седай. У вас тоже Талант Чтения тер’ангиалов?
– Нет, что ты дитя. У меня вообще нет никаких Талантов.
Это всё многолетняя исследовательская работа и работа других Коричневых сестёр, результаты которой они отражают в исследовательских журналах, хранящихся в специальном архиве.
– Но вы и без Таланта Чтения тер’ангиалов так хорошо во всём разобрались.
– Увы, не во всём, раз позволила тебе твоё такое экспериментирование. – Возразила с сожалением Коричневая Сестра.
– Ну, и как? Ты готова продолжать исследования другого тер’ангиала?
Бони соскочил с колен Эльсии и сел рядом с креслом.
– Да я хочу попробовать. – Уверенно ответила на вопрос шончанка.

Мэрайя достала из поясного кошеля фигурку высотой в ладонь и протянула её Эльсии. Послушница не спеша рассматривала тер’ангиал, медленно поворачивая его на ладони. Изящная фигурка мужчины, облачённого в одеяние до пят, была искусно вырезана из кости какого-то животного. Мастер нанёс тончайшую резьбу, позволяющую различить волоски в небольшой бородке клинышком у мужчины и рисунок полураскрывшегося цветка розы на свитке, который тот держал в правой руке, а левой указывал на этот свиток.
– С вашего позволения я направлю, Мэрайя Седай.
– Да, конечно, Дитя. Только скажи, какие стихии ты будешь использовать при обследовании.
– Я хочу сформировать щуп из потоков Духа.
*
Странно, щуп только из Духа... Ну, во всяком случае, это безопасно.*
Эльсия обвила тончайшей сеткой из нитей Духа фигурку, и, закрыв глаза и слегка раскачиваясь из стороны в сторону, стала говорить:
– Это фигура философа Эпохи Легенд Плиния Эрнатского. На вырезанную скульптуру, из бивня морской коровы, наложено столько плетений... Из всех стихий... И так сложно... В этом тер’ангиале с помощью этих плетений записано пять тысяч томов по древней философии... Надо же, целая библиотека!.. Чтобы прочесть книги, надо направить какое-то особое плетение Духа вот сюда в центр цветка... Я не понимаю, как можно такое сформировать, чтобы оно само не истаяло.
Послушница открыла глаза и посмотрела на Мэрайю:
– Я не знаю, как объяснить дальше... там много следов плетений, с помощью которых его изготовили, и следы от пользования этим тер’ангиалом...
– Ну вот, теперь ты познакомилась с ещё одним тер’ангиалом первого типа. – Пояснила Коричневая сестра.
– Ещё одним? Ах да... ай’дам... И этот библиотечный тер’ангиал, и тер’ангиал айдам они предназначены только для тех, кто может направлять... Но почему так много непонятного в этом, с библиотекой? Я понимаю, что там есть плетение, но оно вдруг обрывается, а потом неожиданно появляется... Это какой-то изъян или Порча Тёмного?
– Я думаю, что при создании его участвовали двое. Женщина и мужчина. В Эпоху Легенд женщины работали вместе с мужчинами. Пока Тёмный не нанёс Порчу на Саидин... – Пояснила Мэрайя Седай. – Женскую часть источника – Саидар ты видишь, и понимаешь плетения. А мужскую – Саидин, ты не можешь видеть. Впрочем, и мужчины никогда не могли видеть, как женщины направляют. Только если они работали вместе, объединившись в круг – возможно было создавать совместные плетения.
Эльсия слушала Коричневую сестру очень внимательно. Это были бесценные сведения, которые вряд ли можно прочитать в книгах, доступных Послушницам.

– Я вижу, ты устала, да и Бони недоволен, что я тебе даю сложные задания.
– Бони? Он понимает, чем мы занимаемся сейчас? Как ему это удаётся?
– Он просто это чувствует. Правда, Бони?
Кот тихо сидел по-прежнему рядом с креслом возле Эльсии.
– Эльсия уставилась на кота и мысленно спросила: *
Бони, ты правда, чувствуешь усталость у меня?*
*
Да, ты же устала, горная кошка, зачем скрываешь?*
– А почему он тебя называет горной кошкой? – Поинтересовалась хозяйка кота.
– Вы тоже это слышали? – Удивилась Эльсия.
Тем временем Бони отошёл от Эльсии и вспрыгнул на колени к Мэрайе.

– Видишь ли, Дитя. Если Бони хочет, чтобы мы его поняли, он позволяет нам это. Мне и Рину. Теперь вот и тебе. Мы с Рином понимаем друг друга, как и положено всякой Айз Седай и её Стражу. И мы оба понимаем ТОЛЬКО Бони. Я больше, Рин – меньше. Но мне кажется, заслуга здесь в этом исключительно Бони. Если можно так выразиться, Бони меня предпочитает больше Рина. – Коричневая сестра умолкла и почесала кота за ухом. *
Бони ты уж прости, но это первый человек, которому я это доверила. И ты сам настоял...Ну, спасибо, мой любимый Бонечка... Нет, я так могу тебе сказать только один на один.*
– То что я понимаю, что говорит Бони, это как-то связано с моей способностью направлять?
– Дорогое Дитя, я не знаю с чем это связано. В башне сотни женщин, способных направлять. Но вот так услышать себя Бони позволил только тебе. Я с Рином в этом случае не в счёт. Я старалась и раньше изучать, нашу с ним связь. Выяснила, что он чувствует и меня и Рина. И понимает, и если хочет, чтобы мы его поняли, позволяет нам это. А в остальное время – он хозяин положения. Он словно умеет выставлять Щит, через который невозможно пробиться ни мне, ни, тем более, Рину. Закроется от нас и не пробиться... Но это бывает редко, только когда уходит в любовные похождения. – При этих словах Бони вдруг стал недовольно постукивать хвостом, словно оскорбился, на услышанное.
– Что он сказал сейчас, ты почувствовала, дитя?
– Нет, Мэрайя Седай.
*
Ну и чудесно. Спасибо Бонечка, что не стал меня ругать при Послушнице.* Мэрайя улыбнулась чему-то непонятному Эльсии. *Бони, принеси то, что мы приготовили для девочки, * – обратилась мысленно Мэрайя к коту. Кот встал с софы потянулся и выскользнул в приоткрытую дверь в соседнюю комнату. Он вернулся с куском атласной ленты в зубах. Длиной лета коричневого цвета была примерно в дюймов восемнадцать, шириной – в полтора. Концы ленты были обрезаны неровно. Бони подошёл к Эльсии, положил ленту к ногам и выразительно на неё посмотрел.

Эльсия посмотрела на кота и попыталась понять, что он от неё хочет. *
Бони, что я должна сделать с этой лентой?* – Мысленно она обратилась к коту, и услыхала внутри себя какой-то голос полный ехидства: * Ну конечно, горные кошки никогда не видели таких чудесных лент и никогда не носили красивых бантов на шее!*
– Тебе бант повязать из этой ленты? – С удивлением спросила Эльсия.
– Да, Дитя, повяжи ему бант. Это он у нас любит: щеголять с бантом и слушать, какой он красавец, – одобрила Эльсию Мэрайя, а кот послушно подставил шею для увенчания бантом.
Эльсия повязала коричневый бант коту – Бони был определенно доволен происходящим. Когда Послушница закончила расправлять получившийся бант, она почесала его за ухом. Девушка вновь посмотрела на Мэрайю Седай.

А Мэрайя смотрела на Бони довольно жмурившегося от ласки и от свершения задуманного. Его громкое мурчание, казалось было слышно даже в отдалённых подземных хранилищах в Башне.*
Как всегда, красавец ты мой, ты добился того, чего хотел! И как это тебе удаётся? Ведь верёвки из меня и Рина вьешь, А теперь и за это Дитя принялся.*
– Ну что же Эльсия на сегодня этого достаточно. И если у тебя нет вопросов ко мне, то ты можешь быть свободна. Думаю, мы ещё продолжим в дальнейшем наши с тобой исследования.
– Спасибо, Мэрайя Седай – Эльсия присела в реверансе. – И тебе, спасибо, Бони. – Следующий прощальный реверанс предназначался камышовому коту с бантом на шее.


Когда Послушница попрощалась и вышла из покоев, Мэрайя обратилась к коту вслух:
– Ну что, красавец ты мой? Побежишь провожать? Нет? Отчего же? Тебе хочется побыть со мной. Ты устал. Ты хочешь молока. Да кто ж тебя ещё покормит!
Идём, налью тебе тёплого молока в твою миску.
Бони набросился на молоко и вылакал его быстро с жадностью. Кончики банта, повязанного Эльсией, промокли от молока.
– Иди сюда, Бонечка, я развяжу тебе твой бант. Вон смотри, он весь в молоке. Надо ленту почистить и подсушить.
Кот, расправившись с молоком, вспрыгнул на софу к Мэрайе, и она, развязав бант, опять запустила руки в его густую шерсть на загривке.




Profile

lillyho: (Default)
lillyho

April 2017

S M T W T F S
      1
234 567 8
910 11 12131415
16 17 18 192021 22
232425 2627 2829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated May. 25th, 2017 02:58 am
Powered by Dreamwidth Studios