lillyho: (читательница)
[personal profile] lillyho
Начало: http://lillyho.dreamwidth.org/534072.html

Эля вышла из прохлады костёла в знойное летнее утро. Полного успокоения после исповеди она так и не получила. Внутри сидело занозой яркое отчётливое воспоминание о странном сне. "Да, если и дальше будет так продолжаться, то всё-таки придётся записаться на приём к доктору Штерну. С этим надо что-то делать. "– Решила хозяйка гостиницы и поспешила к «Золотому льву».Надо было проверить, как дела у старшей горничной и отремонтировал ли мастер с утра неисправность в холодильной камере. От жары оборудование то и дело давало сбои.
Пройдя мимо почётного караула львов на барельефах возле входа, она вошла опять в прохладу старинного здания и с облегчением вздохнула. Последнее время, она стала очень плохо переносить летнюю жару. В холле лобби возле стойки рецепции кроме дежурного администратора в полном составе стояла семья финнов из пятого люкса. Семья Сууккинен останавливалась в её отеле уже второй раз. В прошлый раз супруги были сами, без юных отпрысков. В этот раз они привезли на отдых своих детей . Мальчику было 12 лет, девочке – 11.

По идее, Эля как хозяйка заведения должна была радоваться клиентам. Но эти возмущали её до глубины души. И она считала, что с полным на то основанием. То, что они весь свой прошлый отдых напивались каждый день до бесчувствия – это их личное дело. Она не указ взрослым людям, да ещё с такими деньгами. Но то, что они со дня нынешнего приезда так же напиваются и позволяют это делать детям! И это родители! Божьего гнева на них нет!
Вот и сейчас Сууккинен-мама и Сууккинен- папа с утра были каким-то помятыми, с одутловатыми лицами. А у детей в руках было по банке пива!
Эльжбета не стала подходить к стойке дежурного, а только просверлила взглядом всех Сууккиненов. Вдруг белобрысый мальчишка отбросил от себя с криком банку и побежал к выходу:
– Käärme, käärme!!!
В след за братом, отшвырнув пивную банку, побежала и девочка. Она бежала и кричала что-то по-фински:
– Lohikäärme, lohikäärme! Nyt hän on meille syö!
Мама и папа тоже рванули за детьми.

Эля с удивлением наблюдала эту сцену.
– Что это было? – спросила она у дежурной.
– Ой, пани Эля, я не знаю. Они что-то кричали про каких-то чудовищ или змей, я так толком и не поняла.
Внутри у Эли всё похолодело: неужели это она их напугала? Она даже не заметила, что произнесла это вслух.
– Что вы пани Эля! Причём здесь вы? Они же уже трое суток пьют беспробудно! И дети с ними. Вот и допились! Да не зря видно в Финляндии введён сухой закон…
***
Мокрые шкуры мерзостно воняли. Зловоние густым ароматом расходилось по пещере. У небольшого костерка сидели Олав -Одноглазый и Гурт. Остальные спали вповалку. Она заметила, как тень мелькнула у входа в пещеру, и почти бесшумно к ней подошёл муж. Вид у него был очень уставший.
– Ну всё, хватит. Насиделись в пещерах. Переговоры с Хродгар так ничего и не дали нам. Тебе придется им заняться. Уж больно упрямый старик. Такое упрямство делает ему честь, но кому будет дело до его чести, если он умрёт. Ты была права, жена. Видят боги, я не хотел, так поступать со старым упрямцем. Ну что ему стоило уступить нам немного земли. Земли у него здесь много, хватило бы и нам, и его род мы бы не обидели.
Она молча выслушала слова мужа.
– Будет всё, как ты скажешь, мой эрл. Я сделаю это.
Она встала, взяла промасленный факел, сунула его в костёр и пошла подальше от костра через проходы в самую дальнюю пещеру. Вода подземной речки казалась в свете факела угольно-чёрной. Пристроив чадящий факел в расщелине, она села рядом, прислонившись спиной к стене пещеры. Закрыв глаза, она стала раскачивается из стороны в сторону и открыла себя своему Дару.

Старый Хродгар спал и ему снился сон, что он охотится на медведя. Она вошла в его сон и оглянулась по сторонам. Конуг зажал рогатиной медведя и большим ножом метил прямо в сердце. Она быстро переместилась за спину медведя и негромко зарычала. Звук вышел утробным и жутким. Рогатина в руках дёрнулась и медведь, высвободившись, подался в сторону. А потом вовсе затрусил коротки перебежками прочь. И Хродгар остался с ней один на один. Теперь он был в её власти. Она улыбнулась ему плотоядной улыбкой и громким шёпотом проговорила на его наречье:
– Теперь ты мой!
Сердце старого конуга содрогнулось он неимоверного ужаса. Такого ужаса оно не ведала всю его долгую жизнь! Ещё два удара и оно остановилось, и душа его отошла к богам.

Факел догорел до половины. Она поднялась с холодных камней. Взяла факел в руку и пошла обратно к теплу костерка.
Подойдя к костру она увидела, что эрл Вульфгар, поджидает её в компании с Олавом -Одноглазым и Гуртом. Увидев немой вопрос в глазах мужа, она кивнула головой. Эрл поднялся ей на встречу, приобнял за плечи и усадил рядом с собой. Олав молча передал ей баклажку. Она пригубила баклажку. Доброе вино франков из баклажки её сейчас не радовало. Она смертельно устала и ей хотелось спать. Видят боги, она в такие минуты тяготилась своим Даром. Но там, на острове остались те, кто ей дорог и ради них она будет использовать свой Дар и дальше. Пока не поможет им всем перебраться на эти благословенные земли.

С первыми лучами солнца Вульфгар её растормошил:
– Вставай, нам надо идти к дому Хродгара.
Она проснулась, и сердце её наполнилось уверенностью, что это была последняя ночь её скитаний по пещерам. Как же ей хотелось проснуться в чистой постели и , что бы служанка уже приготовила воду для умывания, и расчесала и как следует убрала её волосы. Иона бы одела своё лучшее платье из шерстяной ткани тонкой выделки и окрашенной соком солодки в густо-кровавый цвет. Поверх она наденет золотой пояс работы византийского мастера. Этот пояс она любит больше всего, ведь его добыл Вульфгар в первом своём походе для неё, тогда ещё невесты. Она его надела сразу после свадьбы и носила не снимая, пока не пришла беда и не вынудила её обрядится в эти вонючие шкуры и измазаться сажей.
Ну ничего, уже завтра она сбросит с себя эти ожерелья из собачьих костей да кошачьих черепов . На ней опять засияет её яхонтовое ожерелье, которое ей подарил Вульфгар за старшего сына. Да, всё это будет завтра, а сегодня ей предстоит самое сложное. Ей надо использовать свой Дар и не навредить своим воинам.

Небольшой отряд, выйдя из пещеры, отправился под предводительством мужа к дому Хродгара. А она с Олавом- Одноглазым отправилась к скалам неподалёку от дома конуга. Выбрав скалу повыше, она велела Олаву стать позади неё и не высовываться вперёд. Тем временем Вульфгар оставил отряд воинов в кустах, неподалёку от дома конуга и с двумя воинами постучал в ворота. Ворота приоткрыли и Вульфгара с сопровождающими его воинами пропустили. Всё. Теперь она должна действовать.

Отряд , засевший в кустах незаметно подобрался поближе к воротам. Она навела морок на воинов, выстроившихся клином перед запертыми воротами. И все за деревянной стеной видели , что в ворота ломиться жуткое чудовище. Приложив ладони корту, она закричала. Эхо повторив её крик донесло во двор конуга жуткий вопль чудовища. Тут ворота приоткрылись, и из них змеёй выскользнул Беовульф, лучший воин эрла Вульфгара и начал боевой танец с мнимым чудовищем. Теперь-то и было самое тяжёлое. Её Дар действовал не только на всех, кто был за стеной, но и на своих воинов. Им было тяжелее всего. Это ведь не короткий ночной набег, это было дневное представление Морока Ужаса и Страха. Воины обессиленные попадали и стали отползать к кустам, тогда она растянула Морок и привязала его к старой ветле, росшее рядом с кустами. Он будет там ещё некоторое время. Пока останки чудовища не предадут огню. У неё закружилась голова , она пошатнулась, но Олав подхватил её и бережно посадил на землю . Ярко светило солнце, жаворонок звенел в поднебесье. Она внимательно осматривала вокруг землю. Землю, на которой отныне будет жить её род. По всему телу разлилась слабость, и голова гудела как медный котёл.
***
Эля открыла глаза и стала нащупывать будильник на прикроватной тумбочке. Можно было ещё смело поспать часок. Но поворочавшись с боку на бок, ей стало понятно, что сон ушёл вслед за ночным кошмаром. И Эля пошла в душ.
Она едва дождалась 8 утра и позвонила в приёмную доктора Штерна, чтобы договориться с медсестрой о консультации после полудня. Под перезвон курантов на городской ратуше, Эльжбета Маршалек отворяла калитку особняка доктора Мартина Штерна, на первом этаже которого он и вёл приём в своём консультационном кабинете. Мимо с невероятным треском и грохотом на мотоцикле, явно без глушителя , промчался молодой парень. "Боже, что Янэк, себе думает?!  Носится так без шлема. Так же недалеко до беды . Сердце пани Фелисаты не выдержит если с ним что-то случится." – Промелькнула мысль у Эли, а воображение услужливо представило картинку с двумя гробами в кладбищенской капличке.
Пока Эля поднималась по ступенькам к входу в кабинет, входная дверь отворилась и сам Мартин Штерн приветствовал свою пациентку на пороге :
– Пани Эля, рад вас видеть! Вы всё молодеете день ото дня? Как вам это удаётся?
– Молюсь и следую вашим советам – вот мой секрет.
to be continued

Profile

lillyho: (Default)
lillyho

October 2017

S M T W T F S
1 234567
8910 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 17th, 2017 04:58 pm
Powered by Dreamwidth Studios